Кербела глазами российского журналиста

«Весна Шахады» – так называется ежегодная международная конференция, проводимая в городе Кербела на юге Ирака и приуроченная ко дню рождения имама Хусейна ибн Али (а), предводителя юношей Рая. Это одна из немногих общеисламских площадок, где отсутствуют споры между суннитами и шиитами, и определить, кто из гостей конференции какого мазхаба придерживается, можно лишь по намазу.

Дорога на Кербелу

Кербелу от города Неджеф, где находится усыпальница повелителя правоверных Али ибн Аби Талиба (а), разделяют 80 километров. Мы ехали на место гибели Сеида аш-Шухада по трассе мимо пальмовых рощ, транспарантов с арабской вязью, портретов аятолл, разноцветных знамен, дорожных мечетей и множества пустых палаток. Строения располагались по всему маршруту. Возник вопрос: для чего возведены эти сотни палаток, десятки куполов с минаретами вдоль почти пустой трассы?

– Ежегодно на Арбаин – 40-й день убийства имама Хусейна (а) – в Кербелу по этой дороге идут миллионы паломников, – пояснил наш переводчик Садык, студент из Хасавюрта. – Иракцы готовят для них еду в этих строениях.

Как рассказал Садык, иностранцы прилетают в международный аэропорт Неджефа. Совершив сначала зиярат к усыпальнице имама Али ибн Аби Талиба (а), они направляются пешком в Кербелу. На протяжении всего пути, который занимает шесть дней, местные жители кормят путников бесплатно, ухаживают за ними, и таким образом зарабатывают «саваб». Некоторые семьи копят деньги в течение года, чтобы потом потратить их на угощение паломников.

http://www.islamnews.ru/wp-content/uploads/2015/06/21.jpg

Участниками конференции стали около трех сотен гостей из 40 стран мира

Массовое шествие на Арбаин возобновилось после свержения Саддама Хусейна, и в последние годы число паломников превышает десяти миллионов человек. Дорога отнюдь не безопасна. Почти каждый год случаются теракты. Хотя на трассе немало армейских блок-постов, где сканируют на тротил (отдельные посты вовсе напоминают таможенные терминалы), смертники периодически проникают с взрывчаткой в гущу народа.

Наш водитель-араб оказался очень веселым и разговорчивым. Американские войска, по его словам, во время оккупации не заходили в Неджеф и Кербелу, стояли рядом, за исключением боестолкновения с «Армией Махди» Муктады ас-Садра. Если бы Багдад не сдали приближенные Саддама, то города юга Ирака продолжили бы сопротивление, говорит он. Сначала пал Багдад, и только потом в Басре подняли белый флаг, поставив американцам условие не входить в священные города.
Дорогой в стороне от трассы попадались фабрики, комбинаты. Владельцами некоторых из них, как пояснил водитель, являются комплексы храмов имама Али (а), имама Хусейна (а). Эти производственные предприятия построены на пожертвования паломников. Ежедневно в храмовых комплексах в оградках могил имамов скапливаются значительные суммы, в буквальном смысле – горы денег. Доходы от созданных на пожертвования предприятий идут на содержание комплексов, на них организуются конференции, издательские центры, проводятся семинары. Т.е. для организации конференции или иного мероприятия не надо ходить с протянутыми руками во властные структуры и просить средства.

Бейнуль Харамейн

Кербела оказалась городом, где современные высотки соседствует со стариной. Город возник и разрастался вокруг места сражения 70 воинов имама Хусейна с 5-ти тысячной армией ибн Зияда, наместника Омеядов в городе Куфа. Два храма – имама Хусейна (а) и его сводного брата Аббаса (а) – находятся напротив друг друга и внешне похожи. Над куполами развиваются красные знамена, в траурные дни их сменяют черные флаги. Храмы образуют единый комплекс «Бейнуль Харамейн».

В десятой международной конференции «Весна Шахады» участвовали представители 49 стран.

http://www.islamnews.ru/wp-content/uploads/2015/06/42.jpg

С мусульманами из Сербии
 
– Маххабати Амир аль му'минин Али ибн Аби
Талиб, – говорил ведущий бархатным голосом, открывая конференцию.

Первый день проходил в стенах комплекса имама Хусейна (а). Поэты эмоционально читали стихи, посвященные семье Пророка (а), богословы и профессора выступали с докладами по сближению масхабов, современной ситуации в исламском мире.

Ограждение гробницы имама Хусейна (а) из кованого серебра расположено в центре храма, верхняя часть его утопает в цветах и светильниках. Чем ближе к оградке, тем теснее. Подходы к ней устроены так, что мужчины не смешиваются с женщинами.

Прикасаясь к ограждению, люди читали дуа, некоторые тихо плакали. Как позже убедились мы, народ в храме и вокруг него находится круглосуточно. По одежде, знаменам можно определить, из каких стран приехали паломники.

Могила имама Хусейна (а) за тысячу с лишним лет несколько раз разрушалась. В 850 году аббасидский халиф Мутаваккиль снес мавзолей и запретил паломничество, однако как только халиф умер, гробницу восстановили. Богатый вклад в развитие Кербелы внести как шиитские правители (сефевиды, каджарцы), так и суннитские османские султаны. Трагедия постигла Кербелу в 1802 году, когда город подвергся нападению последователей ибн Абдул-Ваххаба: «Их жестокость не могла насытиться, кровь текла рекой. В результате кровавой катастрофы погибло более 4 тысяч человек. Ваххабиты увезли награбленное на 4 тысячах верблюдах, – приводит слова резидента автор «Истории Саудовской Аравии». – Затем после грабежа и убийств они разрушили мавзолей имама и превратили его в клоаку мерзости и крови. Они в особенности повредили минареты и купола, так как считали, что кирпичи, из которых построены эти сооружения, сделаны из золота».

Храм сводного брата Аббаса ибн Али (а) возник значительно позже, в 17 веке, по инициативе его тезки шаха Аббаса из династии сефевидов.
Аббас – сын имама Али (а) от жены Уммуль-Банин бинт Хизам, на которой повелитель правоверных женился после смерти Фатимы. В день Кербельской трагедии, когда отрезанные от воды люди имама Хусейна (а) изнывали от жажды под палящим солнцем, Аббас, не выдержав детского плача, прорвался к Евфрату и набрал воды в бурдюк. Враги убили его в ста метрах от палатки.

http://www.islamnews.ru/wp-content/uploads/2015/06/51.jpg

Намаз в комплексе имама Хусейна (а)

Храмы возвышаются на месте гибели Аббаса и Хусейна (а). Здесь же похоронены верные воины имама. Отдельной небольшой мечетью обозначено место, где находилась палатка Зейнаб, внучки Пророка.

На второй день конференция переместилась в конференц-залы при храме Аббаса (а). Выступления сменялись культурными программами, состоялись посещение выставки иранских мастеров, концерт учащихся школы при храме Аббаса (а).

Хабиби Русия

Жители Кербелы кажутся до наивности добродушными. Мужчины обращаются друг к другу «хабиби», т.е. любимый. Расставаясь, целуют товарища в щеку. В парикмахерской, куда зашел автор строк, его тоже расцеловали, узнав, что из «Русии». Нашу страну на юге Ирака очень даже уважают.

Рассказывают, что в последние годы в Кербелу переселилось немало суннитских семей из районов Ирака, охваченных войной. Здесь безопасно. Подъезды к городу охраняются, на улицах блок-посты, особенные меры безопасности приняты возле храмов. Запрещено проносить фотоаппараты, видеокамеры, однако для нас было сделано исключение. На улицах хаммеры с пулеметами на башне, солдаты с автоматами Калашникова, которые они называют «ахмас». Тут же рядом бурлит базарная жизнь.

http://www.islamnews.ru/wp-content/uploads/2015/06/6.jpg

Выступление учениц медресе при храме Аббаса

Примерно треть участников конференции составляли сунниты, это было видно по намазу, вопросы же относительно того, кто какому мазхабу следует, никто не задавал. Мусульмане из 49 стран от Америки до Индонезии мило общались, искренне радовались, обнимали друг друга, не выпытывая, кто каких взглядов и акыды придерживается. Знакомство с гостями проходило в основном в минуты отдыха в фойе гостиницы. Без переводчика мы могли общаться со славянами из Сербии, Боснии, Герцеговины. Среди сербов оказался новообращенный мусульманин, преподаватель вуза.

http://www.islamnews.ru/wp-content/uploads/2015/06/7.jpg

Слухи о том, что суннитский намаз запрещен в храме Хусейна оказались неверными

– Меня зовут Ибрагим, – сказал на чисто русском другой гость, из Боснии. – Я работаю солдатом в Сараево.

Делегаты из Китая представились как Исхак и Аюб. Оказалось, что мусульмане из коренных китайцев национальности «хуей» носят арабские имена, не Мао, ни Ли и т.д.

В числе участников конференции – посол Гвинее в Ираке, много сеидов в черных чалмах, известные в Иране, Ливане и Ираке богословы. Надо отметить, что живут религиозные авторитеты очень скромно. В составе группы делегатов нам удалось побывать в доме аятоллы Сеида аль-Хакима, одного из самых влиятельных богословов Ирака. Поразила окружающая аятоллу скромность: пустые стены, минимум простой мебели. И это человек, к которому можно попасть, пройдя тщательный досмотр службы охраны.

http://www.islamnews.ru/wp-content/uploads/2015/06/91.jpg

Каждая улица Кербелы в центре защищена солдатами

Конференция проходила в течение четырех дней. В программу входило посещение города Самарра, где покоятся имамы Дома Пророка Али Хади и Хасан Аскари (а), но организаторы решили не рисковать в связи произошедшими накануне терактами. Мы также посетили город Куфу, но это уже другой рассказ.

Калиль Кабдулвахитов

islamnews.ru