Иран побеждает терроризм на Ближнем Востоке

Видимо, Трамп и его окружение не знают русской поговорки «не рой другому яму – сам в нее попадешь». Именно это происходит сейчас в Ираке и имеет все шансы перекинуться и на Сирию, где, помимо продолжающейся борьбы с ИГ (запрещена в РФ) и другими террористическими группировками, приходится отражать поощряемый США курдский сепаратизм, который ослабляет усилия по ликвидации последних очагов терроризма в этих двух странах.  Бездумно начав процессы «демократизации» в американском исполнении в арабском мире при опоре на финансовую поддержку арабских монархий Персидского залива, Вашингтон выпустил джина из бутылки, который сейчас, опустошив многие государства Ближнего Востока, может обернуться против тех, кто его и выпустил. Последние события в Ираке и Сирии – яркий пример этого.

                                                                     Успехи в Ираке важны для Сирии и России

Успешно и почти без боев вернув себе Киркук и нефтяные промыслы в этом районе при опоре на шиитское ополчение, "Хашд аль-Шааби" , "Асаиб аль-Хак" и подразделения КСИР под общим командованием генерала Сулеймани, иракская армия в течение 17 и 18 октября продолжила операцию по освобождению арабских районов в провинции Киркук.

17 октября шиитская милиция и военные заняли стратегически важный город Синджар. Пешмерга вышла оттуда без боя. Но самое главное: 16 октября ирако-иранская группировка смогла добиться стратегической цели в плане борьбы с ИГ, прорубив коридоры на ирако-сирийской границе на северо-западе Ирака и на ирако-иранской границе в районе Ханакина. Тем самым создан прямой сухопутный путь из Ирана в Сирию через иракскую территорию, по которому можно перебрасывать вооружение и военную технику в САР для борьбы с оставшимися очагами сопротивления ИГ и других террористических группировок, а также вооруженной антиасадовской оппозиции.

Это очень важно и для России. После напряженных боев на юге САР, когда сирийские правительственные войска при поддержке российского спецназа, частей КСИР Ирана и отрядов "Хезболлы" отбивали отчаянные атаки ИГ в районе Дейр-эз-Зор, Пальмиры и Маядина, тогда как США фактически потворствовали этому, а также поощряли курдов СДС на захват нефтяных месторождений, в сирийской ситуации  наступил определенный перелом. Российское минобороны официально объявило Маядин освобожденным. Хотя ситуация там до конца неоднозначна. Террористы контратакуют. Направление удара боевиков, очень похоже, призвано рассечь вытянувшуюся вдоль дороги Дейр-эз-Зор-Маядин сирийскую группировку и окружить находящиеся в районе города силы штурмующих, учитывая тот факт, что пустынные территории западнее дороги полностью неподконтрольны сирийцам. Но вряд ли у ИГ достаточно сил, чтобы не просто окружить, но и уничтожить штурмовую группировку сирийцев, но создать проблемы оно пока еще в состоянии. Поэтому помощь со стороны иракской границы была бы в самый раз. Особенно в районе Абу Кемаль, где сейчас концентрируются боевики ИГ.

 Сирийские курды в ожидании

ИГ, несмотря на отчаянное сопротивление, все-таки сдало Ракку курдам. При этом часть их вместе с женщинами, детьми и частью жителей города смогли покинуть город. Интересно, что в Ракке воевало от 150 до 200 выходцев из России -  из Чечни, Дагестана, Кабардино-Балкарии. А также до 300 боевиков «элиты» ИГ – «Джейш аль-Осра», состоявшей в основном из арабов французского происхождения, тунисцев, марокканцев и алжирцев. В итоге, по состоянию на 15 октября,  в городе оставалось примерно 300-400 боевиков, которые не собирались ни выходить, ни сдаваться. Они принесли присягу на смерть и считают себя поголовно смертниками. Всего в Ракке 17 октября оставалось 2-3  квартала, которые удерживались боевиками. И скорее всего это смертники. Но остальные боевики уже вышли из города под охраной курдов СДС 14-15 октября. Многие террористы, по информации около 400 человек, ушли из города вместе с заложниками, используя их в качестве «живого щита». И вышедшие под охраной курдов боевики переправились через приток Евфрата Хабур и направились в сторону Абу Кемаль на границе с Ираком. Так что СДС и их американские покровители поступили, мягко говоря, непорядочно по отношению к «партнерам» по антитеррористической коалиции , и прежде всего России. Что , в общем и следовало ожидать. Поскольку действия СДС и бездействие американской авиации позволили ИГ совершать вылазки на трассу Пальмира – Дейр-эз-Зор, а курдам захватить крупнейшие месторождения нефти в САР.

Правда, как показали итоги военной операции на Севере Ирака, радость от этого в Вашингтоне и у курдов СДС явно преждевременна. Ведь иракские войска при поддержке КСИР под командованием генерала Сулеймани всего за один день вернули себе и провинцию Киркук и все месторождения нефти в ней. А 17 октября, опасаясь тотального разгрома, курды продолжили сдачу территории иракской армии. Теперь сирийским курдам есть над чем подумать, учитывая, что иракская армия, шиитское ополчение и проиранская "Хашд аль-Шааби" при поддержке КСИР уже «прорубили» коридор на ирако-сирийской границе, по которому могут перебросить войска и военную технику для удара по позициям СДС и пойти на соединение с сирийско-российской группировкой в Дейр-эз-Зоре и Маядине. И тогда США придется покинуть свой плацдарм с военными базами в сирийском Курдистане, а самим курдам вернуться под контроль Дамаска.

                                                                        Секреты успеха генерала Сулеймани

Прежде чем начать военную операцию по возвращению Киркука и его нефтяных месторождений, 15 октября генерал Касим Сулеймани, командующий КСИР, прибыл в город Сулеймания, чтобы встретиться с лидерами «Патриотического союза Курдистана» (ПСК) - одной из двух основных курдских политических партий. Детали того, о чем они договорились, пока неизвестны. Со стороны ПСК сделку заключили родственники Джаляля Талабани, лидера партии и бывшего президента Ирака, который умер в начале этого месяца: его вдова Херо, его сын Бафил (Павел), и его племянник Лахур. Но в течение нескольких часов после этой встречи, их бойцы начали отходить со своих позиций, уступая иракским воинским подразделениям передовые рубежи. Вскоре после этого иракские войска захватили курдские позиции и участки нефтяных месторождений недалеко от города Киркук. Сейчас, когда иракские курды раскололись на две части – ПСК с одной стороны и ДПК с другой - надежды на независимое курдское государство, похоже, просто исчезли. Под вопросом судьба президента курдской автономии Масуда Барзани. 

Сделка, заключенная Сулеймани, и наступление иракских войск, являются последним поворотом в бурном периоде в регионе. Он начался летом 2014 года, когда «Исламское государство» (ИГ) прошло через сирийскую пустыню и захватило огромную полосу северного и западного Ирака, разбив иракскую армию. Когда боевики ИГ достигли окраины курдского региона, их отбила региональная армия Курдистана, известная как пешмерга, что на курдском языке означает «идущие на смерть». Пешмерга стали самыми эффективными бойцами против ИГ, за что удостаивались похвалы американских командиров. Военная кампания против ИГ вызвала решимость курдов продвигать их планы на независимость. Открытие огромных нефтяных месторождений в курдском регионе после падения Саддама, казалось, дало им возможность вырваться на свободу. С почти полной победой над ИГ время казалось выбрано правильно. 25 сентября президент Курдского региона Масуд Барзани провел референдум по вопросу о независимости. Все правительства соседних стран, включая Иран и Турцию, а также администрация Трампа призвали Барзани отменить голосование, но он отказался. И теперь расплачивается за это. Ведь его поддержал только Израиль.

Главная заслуга Сулеймани состоит в том, что не просто организовал наступление иракских сил на Севере, но и мастерски вывел из игры около 50% сил противника без боя. Тем самым удалось избежать кровопролития среди гражданского населения. При этом концентрацию иракских войск прозевали  спецслужбы США и Израиля, хотя они плотно сидят как в Курдистане, так и в Багдаде.

                                                                                        И где теперь США ?

Администрация Трампа заняла позицию наблюдателя. Государственный департамент сообщил 17 октября, что он не против вмешательства иракских военных, заявив, что он поддерживает «совместную администрацию» Киркука. Получается, что Белый дом Трампа поддерживает политику президента Обамы, который выступал против формирования курдского государства на том основании, что это еще больше дестабилизирует регион. По иронии судьбы, однако, Белый дом Трампа только на прошлой неделе обнародовал новую стратегию противостояния Ирану, чьи завоевания на Ближнем Востоке он обещал «понизить». Но, что бы ни происходило с военным вторжением в Курдский регион, это победа Сулеймани и Ирана. Характерно, что военизированные ополченцы, возглавляемые Ираном, которые в понедельник вошли на курдскую территорию, ехали на американских бронемашинах и танках "Humvees" и "M1".

США несут полную ответственность за создание условий для возникновения ИГ и перерастание этно-конфессиональной розни между суннитами и шиитами, курдами и арабами, в Ираке, используя в своих интересах шиитский фактор и переведя все конфликты в регионе Сирии и Ирака строго в этно-религиозную плоскость. По сути, именно США запустили процесс фрагментации Ближнего Востока, превратив его в арену ожесточенных столкновений от Магриба до Персидского залива. Хотя суть проблемы заключалась не в разногласиях между многочисленными конфессиями и этническими группами региона, а в активизации радикального исламского экстремизма и терроризма под исламскими лозунгами при поддержке США и их марионеток на Аравийском полуострове.. Именно это столкнуло регион  в пропасть катастрофы.

Теперь США остается только ждать, что будет дальше. Если совместные силы Ирака и Ирана нанесут удар по остаткам ИГ и позициям СДС в Сирии со стороны ирако-сирийской границы, то боевикам придется уходить на юг – в сторону Иордании и далее в Саудовскую Аравию. И тогда Вашингтону придется спасать династию Аль Сауд  от очередного Халифата, но прежде всего – нефтяные месторождения КСА в Восточной провинции, населенной шиитами. Но это уже не будет проблемой России и Ирана, а станет головной болью США.  И ведь кто знает – возможно, вдохновленные успехами Тегерана, шииты Бахрейна и Восточной провинции Саудии тоже выступят против ваххабитского режима Эр-Рияда. И тогда «шиитская дуга», которой так опасались аравийские монархии, станет реальностью. «За что боролись, на то и напоролись»,- как гласит русская поговорка. Не надо было поджигать дома соседей. Так что заигрывание с террористами ради достижения своих целей в регионе может обернуться полной катастрофой для США, не говоря уже о Саудовской Аравии.

                                                                                                     ******

Пока же ясно одно – дальнейшее развитие ситуации в регионе во многом теперь зависит от Ирана, позиции которого после операции в Северном Ираке сильно окрепли. В этих условиях России придется решать – идти ли на более тесное сотрудничество с Тегераном в борьбе с боевиками ИГ и другими отрядами сирийской вооруженной оппозиции, или продолжать ограничивать свои действия исключительно нынешними очагами террористического сопротивления в САР : Дейр-эз-Зоре, Африне, Северной Хаме и южнее Дамаска. Логичнее всего плотно взаимодействовать с Сирией, Ираном и его союзниками в лице "Хезболлы" и шиитского ополчения Ирака. Это позволит быстро завершить войну в Сирии и приступить к восстановлению этой страны. А американцы пусть сами разбираются с теми, кого они породили, а также со своими прокси в странах Аравии. Как говорится, флаг им в руки!

Алексей Романов

iran.ru