Верховный муфтий Сирии предостерегает мусульман не становиться жертвами экстремизма

Faktru: «Я последователь всех течений ислама. Я суннит на практике, шиит по убеждению. Моими корнями являются салафиты, а моя сущность – суфий».

В беседе с Верховным муфтием Сирии

Шейх Ахмад Бадереддин Мохаммад Адиб Хасун, Верховный муфтий Сирии во время своего краткого визита в Кашмир предостерег мусульман не становиться жертвами экстремизма и религиозного фанатизма и подчеркнул единство мусульман и всеобщее послание Ислама.

Муфтий Хассун однажды сказал: «Я следую всем сектам ислама. Я суннит на практике, шиит по убеждению. Моими корнями являются салафиты, а моя сущность — суфий».

Высокопоставленный муфтий самой современной, но ныне разрушенной арабской страны родился в Алеппо (Халаб) в Сирии. Его отец, Мухаммад Адиб Хассун, также был известным шейхом.

Муфтий Ахмад Бадереддин Хассун учился в Университете исламских исследований, который окончил со степенью доктора наук. Хассун вступил в должность верховного муфтия Сирии в июле 2005 года, за шесть лет до начала войны и после смерти муфтия Ахмеда Куфтаро.

Во время своего пребывания в Сринагаре шейх Ахмад Бадереддин побеседовал с главным редактором «The Kashmir Observer» Саджадом Хайдером и корреспондентом Акибом Джейведу о ситуации в арабском мире, особенно в Сирии, и проблемах, с которыми столкнулся мусульманский мир, а также о необходимости единства мусульманского духовенства в противостоянии экстремизму и религиозным войнам.

Приводим выдержки из разговора.

Вопрос: Пожалуйста, объясните, что на самом деле происходит в Сирии?

Прежде чем говорить о Сирии, я хотел бы поговорить о Кашмире. Впервые я здесь, и я думаю, что ни один алим (ученый) из Сирии не посещал Кашмир раньше. Мы узнаем о ситуации в Кашмире из западных СМИ, и то, что они рассказывают о Кашмире, главным образом создает впечатление, что это только место раздоров и беспорядков, что здесь жизни людей не представляют никакой ценности, и здесь нет нормальной жизни. Это то, что мы представляли себе, прежде чем прибыли в Кашмир. Но это рай на земле, и СМИ исказили факты и действительность, настолько, что когда я приехал в Кашмир, я почувствовал, что мы недостаточно делаем для Кашмира.

Что касается Индии, я знаю, что когда-то это был центр знаний для ислама и до колонизации Индии, улемы из Кашмира и Индии приезжали в Сирию и другие страны для религиозных исследований. Если вы посетите мою библиотеку в Сирии, вы увидите много книг, написанных учеными из Индии, и на моих плечах лежит ответственность за то, чтобы рассказать миру о ситуации в Индии и Кашмире. И я хочу, чтобы в Кашмире наступил мир.

Я считаю, что люди индийского субконтинента, Индии, Пакистана и Бангладеш, Мьянмы и Шри-Ланки должны объединиться и стать одним мощным субконтинентом. Они могут стать великой нацией. Если европейские страны могут объединиться в единый Европейский Союз, то почему Южная Азия не может быть единой? В Европе сейчас один парламент, и меня пригласили выступить там, и я с удивлением заметил, что они говорят на 14 разных языках, но они находятся под одной крышей. Я подчеркнул, что они должны сохранять свое единство.

Там, в Европе, они пережили две мировые войны, и потеряли миллионы человеческих жизней, но все же они дружны и для всех европейцев действует один парламент.

70 или 80 лет назад британцы и французы пришли и разделили одну арабскую нацию в Леванте на четыре страны: Ливан, Сирию, Иорданию и Палестину. Они политически разделили нас, и эта работа была выполнена лишь двумя министрами иностранных дел Сайксом и Пико. Теперь люди хотят воссоединиться, и Сирия всегда призывала к воссоединению. Именно по этой причине нас наказывают. Они хотят разделить нас на основе религии и сект. Сирия всегда выступала против их заговоров, и мы противостояли им. Когда сирийская армия вошла в Ливан, страна была разделена на четыре сущности: суннитов, шиитов, друзов и христиан, а когда мы выводили нашу армию, Ливан был единым и дружным.

Они вознамерились разделить людей в Ираке, и в то время Сирия отказалась предоставить свое воздушное пространство для самолетов Соединенных Штатов, и это также является одной из причин, по которым нас наказывают, потому что мы отказались преклониться перед ними.

Что бы ни происходило в Сирии сейчас, это исполнение наказания Соединенными Штатами и их союзниками, потому что мы всегда против них. Мы не склонялись к религиозному экстремизму, который они хотят продвигать, чтобы ослабить ислам. Они пытаются расколоть нас на разные доктринальные подразделения, такие как ханафи, джафари или сунниты и шиты, чтобы мы были заняты, сражаясь друг с другом. Дело в том, что когда мы не кланялись никому из так называемых сверхдержав, они собирали бойцов со всего мира и заставляли их сражаться против нас в нашей собственной стране.

В): Итак, вы хотите сказать, что все, что происходит в Сирии, — это прокси-война, навязанная США и ее союзниками, а не законное народное восстание против жестокой диктатуры?

Люди не должны верить западным СМИ и их пропагандистским машинам. Мы приветствуем всех, кто приехал в Сирию и убедился в реальной ситуации. Как и в случае с Кашмиром, они (западные СМИ) изображали негативные вещи о Сирии. Они внушали общественности, что кашмирцы жестоки и убивают друг друга, но когда мы приехали сюда, мы были приятно удивлены, увидев такое красивое место и приветливых людей.

Когда я приехал в Кашмир, я понял, что это прекрасное место. Было очень приятно услышать призыв к молитве из мечетей. Приятно было видеть мечети, храмы и другие религиозные места, стоящие бок о бок.

В Сирии насчитывается более 23 различных религиозных течений и сект, но мы не считаем, что какая-либо секта является меньшинством. Мы считаем, что все секты равны. Все граждане Сирии имеют равные права. У нас нет никаких различий на основе религии и сект, но, к сожалению, некоторым западным державам не выгодна была процветающая и единая Сирия, и они начали серьезную игру против нас. Но, спасибо Богу, они потерпели неудачу в своем зловещем замысле.

Они изо всех сил пытались разделить Сирию на несколько мелких организаций, чтобы ослабить ее, поскольку Сирия является единственной арабской страной, которая осталась непоколебимой против Израиля.

В) Среди большой части мусульман распространено мнение о том, что джихадисты, стекающиеся в Сирию, действительно пытались создать там Халифат?

Сирия — это демократическое общество, где сосуществуют разные религиозные группы — христиане, друзы, сунниты и мусульмане-шииты. Те, кто называют свои войны религиозными, делают это, чтобы спровоцировать радикализм среди мусульман.

Можете не сомневаться, что после того, как вы опубликуете свое интервью, на вас обрушится возмущение и негодование общественности, поскольку западные СМИ им внушают ложную пропаганду, но я призываю их приехать в Сирию и убедиться в том, что происходит на самом деле, и кто за чем стоит.

Большое количество людей из разных стран приехало в Сирию, чтобы создать так называемый халифат, в то время как Пророк Мухаммад (с) столетия назад сказал: Ислам в Сирии никогда не падет. У меня есть вопрос к этим людям: почему они раньше не устанавливали исламский халифат в своих странах? Почему они не сражались против Израиля и не освобождали первую святыню Аль-Акса все эти годы? США и их союзники ввели их в заблуждение и обманули. Многие из этих боевиков в Сирии даже не знают, зачем они сражаются там и ради кого.

Ислам — это религия мира и никогда не вела войну против кого-либо и всегда служила убежищем для каждого. Мы стоим у триумфальных ворот в Сирии, и скоро мы объявим: «Сирия свободна от иностранных боевиков».

В некоторых уголках Сирии все еще присутствуют американцы, и они пришли поддержать ИГИЛ (ИГ, запрещена в РФ). Есть достоверные сообщения о том, что в эти дни они заняты эвакуацией лидеров ИГИЛ в более безопасные места. Какой халифат они хотят установить при поддержке Америки?

В) В наши дни люди легко становятся жертвами экстремистских учений. Разве это не вина улемов? Возможно, религиозным ученым стоит изменить свой подход?

Это трехсторонняя проблема. Сначала большая часть наших улемов оставалась в ловушке прошлого. Они не могли взглянуть на будущее. Я изучал шафиизм и моя диссертация была посвящена имаму Абу Ханифе. Когда имам был в Ираке, он заложил там основу своего фикха (юриспруденции). Через 10 лет он отправился в Египет, и там он изменил подход и фикх. Он сказал людям не следовать тому, что он сказал в Ираке, а следовать тому, что он сказал в Египте (по последним данным, доступным мне). Представьте, что через 10 лет он изменил свой взгляд на ислам. Он не изменил ислам, он изменил свой подход, свое видение ислама. Ислам — это вера и доктрина. Вера, которую вы не можете изменить, но мы можем лучше понять ислам. Поэтому мы должны рассматривать ислам с разных аспектов.

Во-вторых, наши улемы должны выйти из своих кабинетов и сблизиться с людьми. Это их обязанность искать подход к людям, а не наоборот. Наш Пророк не привязывался к определенному месту. Он всегда находился среди людей, чтобы пропагандировать ислам. Он прошел длинный путь с посланием из Хеджаза в Йемен и в Сирию.

Я был очень разочарован, когда мне не разрешили встретиться со студентами в некоторых медресе в Индии. Напротив, когда я еду в Европу, они приглашают всех студентов пообщаться со мной. Наши улемы должны мыслить и действовать шире.

Наши ученые из разных школ мысли во время своей пятничной хутбы разделяют людей на основе сект, и это смущает и беспокоит простых людей. Я призываю улемов не проповедовать ненависть и фанатизм. Не собирайте мусульман, собирайте все человечество, потому что наш Пророк не милосерден только к мусульманам, он — Милосердие для миров, поэтому зачем ограничивать его послание мусульманам, как одной из течений.

В-третьих – внешнее воздействие. Например, Соединенные Штаты, конечной целью которых является ослабить мусульман. Кто разделил Индию? Это сделали британцы, и теперь вы наблюдаете за конфликтом в Кашмире. Они хотели, чтобы Индия и Пакистан продолжали ссориться за эту прекрасную страну.

В) Позвольте вернуться к теме Кашмира. Вы встретились с главным министром штата Джамму и Кашмир, Махбубой Муфти, и объявили ее образцом для подражания всего мусульманского мира. Этот комментарий вызвал споры в социальных сетях. К чему, как вы думаете, приведут подобные дебаты?

Я не знаком с главным министром Махбубой Муфти лично и мне мало известно о ее прошлом. Все, что я знаю, это то, что каждая мусульманка должна равняться на Махбубу в каком-то смысле, поскольку она достигла такого уровня, что управляет определенной областью. Мусульманские женщины в азиатском обществе, достигающие подобного уровня, сами по себе являются достижением. Я сказал ей, что жены Пророка (с), должны стать ее источником вдохновения, чтобы мусульманские женщины в Азии черпали вдохновение от нее. Возможно, ваши СМИ представили мои слова в другом контексте, но, пожалуйста, передайте народу Кашмира через вашу уважаемую газету, что мы были впечатлены ее гостеприимством и мало знаем о том, как она управляет штатом.

Мусульмане должны следовать по пути пророка Мухаммада (с) и должны сделать его образцом для подражания. Прекратите повторять «шиитский ислам» и «суннитский ислам», все мы едины и должны быть дружны.

Я желаю добра народу Кашмира, и я действительно хочу узнать больше о Кашмире. Я также призываю улемов из Кашмира посмотреть мир и расширить свои горизонты. Никогда не позволяйте тем, кто проповедует ненависть и экстремизм, оставаться среди вас.

В) Позвольте завершить разговор вопросом о Сирии. Вы говорите, что Сирия вступает в новую фазу, и война приближается к концу?

В настоящее время мы начали процесс воссоздания Сирии, и я приглашаю братьев кашмирцев, помочь нам в восстановлении Сирии и начать торговлю с Сирией. Помогите нам превратить Сирию в мост между Востоком и Западом.

faktru.com