Мертвая хватка ИГ и будни на передовой: как живут в Мосуле

Тем, кто раньше не бывал в западной части Мосула, сейчас даже трудно представить какими были эти районы, расположенные на живописном берегу реки Тигр. Война всего за 1,5 месяца увесистым молотом прошлась по большей части его домов, разрушив некоторые до основания, до груды мелких камней.

Мертвая хватка ИГ

"Здесь нужно пробежать очень быстро, в двухстах метрах находятся снайперы ДАИШ (арабская аббревиатура группировки "Исламское государство"*)", — указывая на пестрые одеяла и простыни, растянутые над узкой улочкой, предупреждает боец федеральной полиции Ирака.

Я нахожусь в районе Баб-эль-Джадид, расположенном в самом центре западной части Мосула. В небе жужжат военные вертолеты, кругом стрельба; десятки силовиков бьют по позициям радикалов из всех видов оружия с интервалом в несколько секунд, не жалея боеприпасов. Говорят, если остановятся, то террористы пойдут на штурм, используя смертников и начиненные взрывчаткой автомобили. Игиловцы отвечают редкими снайперскими выстрелами, иногда на позиции федералов прилетают мины. Солдат, сидящий у огромного зеркала, показывает в его отражении на тело убитого боевика, лежащее всего в пяти метрах. Стоит чудовищный смрад – тело находится здесь уже четвертые сутки, но убрать его нет возможности – это место простреливается.

Дети играют в поврежденном автомобиле в Мосуле, Ирак

Основные бои в Мосуле сейчас развернулись на подступах к району старого города. Части федеральной полиции и силы быстрого реагирования МВД страны взяли квартал в полукольцо. Оборону здесь, по разным данным, держат до тысячи фанатиков. Большинство из них — граждане Ирака, однако много, и в основном на руководящих постах, уроженцев других арабских стран, выходцев из СНГ, Европы и Китая. Потерявшие за 1,5 месяца с начала операции правительственной армии две трети контролируемой ими территории, террористы ИГ мертвой хваткой вцепились в старинные районы с их узкими улочками шириной всего в 2-3 метра.

Разрушенные здания в Мосуле

"Никакая бронированная техника, за которой смогла бы спрятаться пехота, здесь не проедет. Наступление затрудняется и тем, что ДАИШ заминировал все подходы к их позициям. Наступая, мы являемся для них легкими целями и мы несем потери", — говорит лейтенант федеральной полиции.

Продвижение на этом фронте в последние 10 дней практически приостановлено. По словам силовиков, это связано с резким сокращением вылетов ВВС коалиции после целой серии ошибочных ударов по домам, населенным мирными жителями.

Направление — минарет

На верхнем этаже здания у выдолбленных в стенах дыр расположились снайперы полиции. Один из них через маленькую щель показывает мне на сильно покосившийся от времени минарет аль-Хадба (по-арабски — "горбатая") с развивающимся над ним черным флагом радикалов. Башня, расположенная в квартале Старого города, – часть комплекса соборной мечети Мосула — ан-Нури. Именно этот храм, построенный свыше 800 лет назад, лидер террористов Абу Бакр аль-Багдади выбрал в 2014 году для своей публичной проповеди, в ходе которой и провозгласил псевдохалифат. Мечеть после этого стала символом фанатиков. По словам военных, взятие ее под контроль правительственными частями сильно ударит по моральному духу боевиков. Глава федеральной полиции Ирака Раед Шакер еще неделю назад в своих ежедневных отчетах оценивал успех операции именно по продвижению к этому объекту. Судя по последнему заявлению генерал-лейтенанта, передовые отряды силовиков приблизились к мечети на 350 метров.

Офицер из сил быстрого реагирования МВД Ирака, говорит мне, что со дня на день его подразделения могут начать полное окружение группировки ИГ в Старом городе. Силовики ожидают, что террористы будут непременно пытаться "выскочить" из замыкающегося кольца.

Минарет аль-Хадба

"Есть план и это логично — окружить закрепившихся в районе Старого города террористов. Боевики оказывают яростное сопротивление нашим силам, чтобы не дать обойти себя. Однако, когда кольцо начнет смыкаться, они непременно покинут эти районы, переместившись в соседние, это их неизменная тактика. И мы на это рассчитываем, это поможет избежать многих жертв", — сказал военный.

Жизнь на линии огня

В это трудно поверить, но в домах, находящихся на передовой, продолжают жить люди. В соседней с позицией снайперов комнате не реагируя на оглушительные выстрелы и пулеметные очереди, ютится семья из трех человек. Ее глава, 40-летний Халед занят в основном тем, что носит бойцам чай, его жена Иман готовит для солдат еду, а семилетняя улыбчивая Галия в данный момент с удивлением рассматривает заглянувшего к ним "в гости" иностранного журналиста. По словам Халеда, к звукам войны они уже давно привыкли, и идти в лагерь беженцев у них никакого желания нет.

"Это наш дом, почему мы должны бежать в лагерь? Там никаких условий, а здесь солдаты помогают нам хоть как-то выжить, делятся с нами продуктами", — говорит деловито мужчина.

Мирные жители на передовой в Мосуле

По рассказам этих людей, еще недавно, в течение нескольких недель они питались лишь разбавленной в воде мукой, боясь даже на минуту выглянуть на улицу, где за их район шел ожесточенный бой. Террористы, говорит супруга Халеда — Иман, до своего отступления потребовали от местных жителей держать двери домов и квартир открытыми нараспашку, чтобы боевики могли быстро перебегать от здания к зданию. За запертые двери фанатики пригрозили людям смертной казнью. Однако больше всего женщина, по ее словам, переживала, когда радикалы стреляли по позициям армии и вертолетам с их крыши.

"Мы боялись, что на нас сбросят бомбы с самолетов из-за этих террористов. После того как они обстреляют вертолет или солдат, через минуты в небе появляется авиация, и дом подвергается бомбежке или ракетному удару — мирные жители гибнут", — сказала Иман.

Военнослужащие иракской армии на огневой позиции в Мосуле

В соседнем полуразрушенном здании — семья из восьми человек. Говорят, что они жители уже освобожденного пригорода Мосула, но вернуться домой пока не могут из-за того, что в их поселке квартируются армейские части.

"Мы жили на окраине города, и когда правительственные силы подошли к нашему району, к нам пришли игиловцы и потребовали переместиться в центр города. Нас насильно сюда пригнали, чтобы использовать как живой щит", — рассказал седовласый пожилой человек по имени Ваад Аббаси.

По словам моего собеседника, боевики радикальной группировки не выпускают мирных граждан из контролируемых ими районов города, объявляя людей, которым все же удается выйти, "предателями и перебежчикам с территории халифата (так террористы ИГ называют контролируемые ими районы) на землю неверных". В бегущих людей стреляют, не разбирая их возраста. Знакомый военный фотограф из Франции насчитал в мосульском госпитале десятки тел детей и женщин с пулевыми отверстиями в спине и затылках. Среди расстрелянных террористами, по его словам, были даже крохотные тела грудничков.

В контролируемых ДАИШ районах западного Мосула, по словам мэра города, продолжают находиться до 150 тысяч человек.

* Террористическая группировка "Исламское государство" (ИГ) запрещена в России.

ria.ru