Саудовская Аравия склоняет США на антииранскую сторону

Власти Саудовской Аравии заявили, что будут решительно добиваться отмены принятого Конгрессом США закона JASTA, позволяющего родственникам жертв терактов 11 сентября привлечь к ответственности Эр-Рияд за "поддержку международного терроризма". Заявления саудовского руководства были сделаны после встречи президента США Дональда Трампа с заместителем наследника саудовского престола Мухаммедом бен Сальманом, ставшей поворотным моментом в отношениях союзников. США и Саудовская Аравия объединяют усилия для глобального сдерживания Ирана и его выдавливания с ведущих энергетических рынков, включая китайский. Наступление на Тегеран, имеющий тесные отношения с Москвой, ставит в непростое положение Россию в преддверии начинающегося сегодня визита президента Ирана Хасана Роухани.

Руки прочь от Эр-Рияда

 "Мы надеемся, что новый Конгресс и новая администрация США примут необходимые меры, чтобы исправить ситуацию с JASTA",— заявил газете The Wall Street Journal министр энергетики Саудовской Аравии, глава нефтяного гиганта Aramco Халид аль-Фалих. По его словам, в Эр-Рияде не рады принятому в сентябре прошлого года в США акту "О правосудии против спонсоров терроризма" (JASTA), позволяющему рассматривать в американском суде дела против иностранных государств. Первым фигурантом такого разбирательства стала Саудовская Аравия — ключевой союзник США на Ближнем Востоке.

 Скандал в отношениях с Эр-Риядом разгорается после того, как на прошлой неделе родственники жертв терактов 11 сентября 2001 года подали в Федеральный суд Манхэттена коллективный иск от имени 800 погибших и 1500 пострадавших (общая сумма иска составляет $6 млрд). Истцы обвиняют власти Саудовской Аравии и действующие на его территории организации в поддержке международной террористической группировки "Аль-Каида", члены которой организовали крупнейшие теракты в истории Америки.

"Саудовская Аравия вела двойную игру. В глазах США и других западных государств она пыталась предстать страной, борющейся с "Аль-Каидой" и терроризмом, в то время как лица, действующие от имени саудовского правительства, предоставляли ощутимую материальную поддержку "Аль-Каиде"",— говорится в иске родственников жертв трагедии.

Впрочем, инициатива граждан США может оказаться "не в тренде" администрации Дональда Трампа и быть спущенной на тормозах. Новый глава Белого дома взял курс на восстановление отношений с Эр-Риядом, изрядно испорченных при его предшественнике Бараке Обаме. Вновь обретенная поддержка со стороны США не только дает Саудовской Аравии шанс на прекращение поданного к ней иска, но и резко повышает ее шансы утвердить свое региональное лидерство в противостоянии с главным геополитическим оппонентом Ираном.

 Как вернуть себе королевство

Дональд Трамп представляет главным спонсором международного терроризма не Саудовскую Аравию, а Иран. Кардинальное переосмысление роли Тегерана началось еще в январе, когда 45-й президент США только вступил в должность и в инаугурационной речи объявил о своих приоритетах. Новым ключевым шагом на пути восстановления отношений США и Саудовской Аравии стал состоявшийся в середине марта визит заместителя наследника саудовского престола, министра обороны принца Мухаммеда бен Сальмана в Вашингтон. Третий человек в иерархии саудовской власти, Мухаммед бен Сальман оказался одним из первых ближневосточных политиков, встретившихся с Дональдом Трампом в Белом доме (до этого фаворитом господина Трампа в регионе считался президент Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси). В заявлении саудовской стороны встреча названа "историческим поворотным моментом", а сам Дональд Трамп — "настоящим другом мусульман".

В свою очередь, в пресс-релизе Белого дома говорилось о намерении "укреплять и продвигать американо-саудовские стратегические отношения" в политической, экономической, культурной областях, а также в сфере безопасности. Как следует из заявления американской стороны, программа сотрудничества оценивается "в $400 млрд прямых и непрямых инвестиций, которые будут сделаны в ближайшие четыре года".

Новому "медовому месяцу" в отношениях Вашингтона и Эр-Рияда способствует присутствие в команде президента Трампа сразу двух ключевых фигур, имеющих давние связи с Саудовской Аравией. Министр обороны Джеймс Мэттис до своего назначения главой Пентагона на протяжении десятилетий работал над укреплением военно-технических связей США с монархиями Персидского залива. В свою очередь, новый госсекретарь Рекс Тиллерсон, до прихода в Госдеп возглавлявший нефтяной гигант ExxonMobil, имел тесные деловые контакты с саудовскими партнерами. И Джеймс Мэттис, и Рекс Тиллерсон выступают против того, чтобы условием предоставления Эр-Рияду военной помощи США было проведение саудовским руководством политических реформ и соблюдение ими прав человека (на этом настаивала предыдущая администрация в Белом доме, несмотря на тесные связи Хиллари Клинтон с ее саудовскими спонсорами).

Метаморфозы, происшедшие в позиции Дональда Трампа по вопросу отношений с Саудовской Аравией, стали очередной иллюстрацией того, как преемник Барака Обамы способен резко менять свои установки (о пересмотре его взглядов на роль Китая см. "Ъ" от 20 марта). В ходе избирательной кампании Дональд Трамп делал неоднократные выпады в адрес королевства, настаивая, что без поддержки Вашингтона режим в Эр-Рияде ждет быстрый крах, и обвиняя "заваленных деньгами" союзников в том, что они вынуждают США обеспечивать их безопасность, "ничего не давая взамен". Так, в ходе предвыборного митинга в Лас-Вегасе в июне прошлого года он выразил мнение, что "без США страна, подобная Саудовской Аравии, не просуществовала бы и недели". Однако в своем новом качестве Дональд Трамп уже не делает акцент на "неоплаченном долге" Эр-Рияда и намерен строить с ним стратегическое сотрудничество на долгие годы.

 Спаянные одним Ираном

Преодолеть взаимное отчуждение последних лет США и Саудовскую Аравию вынуждает совпадение их главной внешнеполитической цели. Это сдерживание растущего военно-политического и экономического влияния Ирана как на Ближнем Востоке, так и в соседних регионах.

 На финальном этапе правления президента Обамы противостоящая шиитскому Ирану Саудовская Аравия, позиционирующая себя лидером суннитского мира, оказалась в трудной ситуации. Идея противостояния Тегерану, стержень внешней и оборонной политики саудовского королевства, все меньше согласовывалась с политикой демократической администрации в Белом доме, которая поставила целью мирное урегулирование иранского ядерного кризиса, предполагавшее снятие с Тегерана международных санкций. Но смена власти в Белом доме дает саудовскому руководству новый шанс начать с помощью США выдавливать Иран из Сирии, Йемена, Ливана, Ирака, а также мусульманского мира в целом.

"Второе дыхание" саудовско-американских отношений — итог целенаправленной работы Эр-Рияда с американскими органами власти, начавшейся еще до смены администрации. Не критикуя первые шаги президента Трампа по ограничению иммиграционного потока из мусульманских стран, вызвавшие взрыв негодования в исламском мире, саудовские власти сблизились с командой Трампа еще больше",— пояснил "Ъ" профессор факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач. По словам эксперта, это позволяет Эр-Рияду при новой администрации в Белом доме рассчитывать на сохранение за США позиции крупнейшего поставщика оружия, крайне необходимого Саудовской Аравии в условиях ее усиливающейся конфронтации с Ираном.

Кроме того, королевство получает возможность более активно вовлекать Вашингтон в конфликты в Сирии и Йемене, пытаясь использовать американский военный потенциал в своих целях. Еще одна задача Эр-Рияда — совместно с США ограничить иранское влияние в Ираке, остающемся одним из немногих арабских государств, которое зависит от Тегерана и держится в стороне от формирующегося антииранского фронта.

 Саудовский король всей Азии

Попытка ограничить роль Ирана имеет и все более отчетливую экономическую составляющую — в связи с активным стремлением вышедшего из-под санкций Тегерана вернуться на мировой рынок в качестве одного из ведущих игроков.

"Азиатское турне короля Сальмана, совершенное в марте этого года и включавшее в себя посещение Малайзии, Индонезии, Японии и Китая, продемонстрировало стремление Эр-Рияда утвердить свое положение ключевого нефтяного экспортера в ведущие азиатские экономики",— пояснил "Ъ" Григорий Косач.

Главным итогом переговоров в Малайзии стало соглашение о покупке саудовской компанией Aramco доли на $7 млрд в принадлежащих малайзийской госкомпании Petronas нефтехимическом и нефтеперерабатывающем комплексах в штате Джохор. Соглашение предусматривает не только участие саудовской стороны в развитии этих комплексов, но и превращение Aramco в основного поставщика нефти и продуктов нефтехимии для всей Юго-Восточной Азии.

В Индонезии стороны подписали меморандум о взаимопонимании, предполагающий расширение участия Саудовского фонда развития в финансировании крупных проектов в области энергетики и строительства инфраструктуры (сумма инвестиций должна составить $2,4 млрд).

Визит короля Сальмана в Токио был назван "историческим", имеющим ключевое значение для всего Ближнего Востока. Эр-Рияд остается важнейшим экспортером нефти в Японию (саудовские поставки составляют почти треть всего нефтяного импорта). Стороны также достигли соглашения о развитии стратегического партнерства на основе "Совместного саудовско-японского видения: 2030".

Кульминацией же азиатского турне короля Сальмана стал его визит в Пекин. Накануне визита председатель КНР Си Цзиньпин в статье, опубликованной в издании Саудовской ассоциации торгово-промышленных палат, напомнил, что из каждых шести баррелей нефти, ввозимых в Китай, один баррель саудовский, из каждых семи риалов, получаемых Саудовской Аравией за ее экспорт, один риал приходит из Китая.

По итогам переговоров стороны подписали 40 соглашений и меморандумов о взаимопонимании, включая "совместное заявление", в котором говорится о "поддержке китайской стороной усилий Саудовской Аравии по реализации программы "Видение: 2030"". В то время как Пекин стремится стать мировым партнером Эр-Рияда в диверсификации экономики, саудовцы готовы стать важнейшим партнером КНР в реализации проектов "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути XXI века".

 Москва Тегеран не сдает

Активизация Саудовской Аравии, вместе с США задающей тон в новой антииранской коалиции, ставит в крайне непростое положение Россию — в преддверии начинающегося сегодня визита в Москву президента Ирана Хасана Роухани и его переговоров с российским президентом Владимиром Путиным.

Помимо США и Саудовской Аравии в формирующуюся коалицию могут войти Израиль и Турция, реанимирующие давнюю идею о том, что главный фактор дестабилизации на Ближнем Востоке — Тегеран (иранская тема была основной в ходе состоявшегося в марте визита в Москву израильского премьера Биньямина Нетаньяху).

"Учитывая ключевую роль Тегерана в Сирии, его ситуативный альянс с Москвой, российское руководство дает понять, что усиление давления на Иран будет чревато более серьезными негативными последствиями, чем это сейчас представляется саудовцам и их партнерам",— говорит "Ъ" старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников.

При этом, по словам эксперта, сейчас Москва, вынужденная балансировать между противоборствующими сторонами, "остается в стороне от большого геополитического торга вокруг Ирана". Одна из причин — пробуксовка в диалоге с новой администрацией США. Первая встреча президентов Путина и Трампа предстоит в лучшем случае в мае, а дата анонсированного визита в Москву госсекретаря США Рекса Тиллерсона не объявлена. "В условиях вынужденной паузы в диалоге с новой администрацией США российское руководство повышает свою значимость в глазах Вашингтона, демонстрируя особые связи с Тегераном,— считает господин Сотников.— Почти союзнический характер двусторонних отношений и должен подтвердить визит в Москву президента Роухани".

Сергей Строкань, Максим Юсин

iran.ru