"Человек в тюрбане", или о последних мгновениях жизни троих бахрейнских мучеников

Почему этим ребятам был вынесен обвинительный приговор? Как были сфабрикованы обвинения против Аббаса ас-Сами' (27 лет), Али ас-Санкиса (21 год) и Сами Мушайма‘ (42 года), в результате чего их казнили?

3 марта 2014 года власти Бахрейна объявили о том, что трое бахрейнских солдат и один офицер из ОАЭ были убиты в результате взрыва бомбы, который якобы произошел в Диййе – городке на севере страны.

У бахрейнцев до сих пор есть много вопросов по поводу этой истории. В то время, [когда якобы трое обвиняемых совершили покушение], жители городка Дийя не слышали ничего похожего на звук взрыва. Также есть данные, что четверо военных, включая офицера из Эмиратов, погибли в результате взрыва бомбы, принадлежавшей ему самому. Все эти военные были причастны к подавлению мирных протестов в поселениях в округе.

Несколькими часами позже МВД Бахрейна арестовали «группу обвиняемых в подрыве». Еще до начала какого бы то ни было расследования их фотографии были показаны по телевидению, где на них с уверенностью возложили ответственность за это убийство!

Когда арестованных уже поместили в тюрьму, пытки стали для них ежедневной реальностью. Их принудили признаться в преступлении, чтобы Бахрейн мог «сохранить лицо» перед ОАЭ. Власти Бахрейна хотели поскорее закрыть дело, наказав «виновных», чтобы у людей в Эмиратах не возникли вопросы а-ля: «Что наш офицер делал в Бахрейне? Что эмиратские военные предпринимали против безоружных людей в Бахрейне?»

Ali Samea

Аббас ас-Сами' (27 лет), учитель физкультуры, один из казненных

В видео, записанном и распространенном из застенков, мученик Аббас ас-Сами‘ говорит: «После взрыва в Диййе и смерти [офицера вооруженных сил ОАЭ Тарика] аш-Шеххи правительству нужно было удовлетворить чаяния своих сторонников и эмиратской стороны. Они нашли выход в том, чтобы обвинить моих братьев, жителей моего села, и меня. Это то, что нам открыто говорили в пыточных камерах».

Сами‘ был арестован вместе с четырьмя своими братьями, Мушайма‘ – вместе с двумя, Санкис стал десятым задержанным.

Во время процесса адвокаты представили суду документ, где ас-Сами‘ работал учителем физкультуры, который подтверждал, что на момент взрыва обвиняемый находился в школе на занятиях. Однако суд проигнорировал документ, лишил ас-Сами‘ гражданства и приговорил его к смерти.

Что касается дела Мушайма‘, суд отверг показания, данные примерно двадцатью свидетелями, сообщившими, что во время взрыва он находился у себя дома. Эти показания не были приняты во внимание, а Мушайма‘ был лишен гражданства и казнен.

Что касается Санкиса, его мать подтвердила, что он не проходил по делу об убийстве офицера из ОАЭ. Ее сына даже не допрашивали об обстоятельствах взрыва, произошедшего уже после его ареста 2 апреля 2015 года в городке Дираз. Однако впоследствии его принудили подписать бумагу с признанием в «причастности к взрыву в Дийе». В тот же день он был приговорен к смерти.

Ali Singace

Али ас-Санкис

Суд Бахрейна утвердил смертный приговор, король вскоре подписал его, и он был приведен в исполнение в воскресенье, 15 января, на рассвете. В сердце каждого из казненных были выпущены по четыре пули.

Позже [оппозиционные] активисты распространили фотографии, на которых трое этих молодых людей помещены в СИЗО. Еще в 2011 г. во время выступлений на Жемчужной площади активист Абдулхади аль-Хаваджа спросил Мушайма‘ о его предыдущем аресте: «После тех пыток, которым вы подверглись, будете ли вы продолжать [борьбу] или нет?». С улыбкой и полной уверенностью Мушайма‘ ответил: «Я буду продолжать ее вплоть до собственной смерти!»

Мать Мушайма‘ рассказала, что когда она посещала сына в тюрьме во время его последнего заключения, она обнаружила, что его лицо опухло [от побоев], зубы были выбиты, а на кистях рук были явные следы от ожогов…Вот как Мушайма' принудили к самооговору.

Имя Санкиса, который отказался сотрудничать с режимом, впервые появилось в СМИ в 2012 году, когда ему было всего 15 лет. Тогда его обнаружили лежащим в гараже без одежды в своем городке Санабисе. Позднее, после отказа от предложения режима пособничать, ему угрожали, против него было сфабриковано обвинение, и он был приговорен к 5 годам тюрьмы. Он скрывался и находился в розыске, пока его не поймали, не приговорили к казни и пока его тело не упокоилось на кладбище Махуз.

В субботу в полночь власти послали в тюрьму человека в тюрбане, уполномоченного встретиться с тремя приговоренными юношами от лица МВД. Однако встреча состоялась лишь после 3 часов ночи.

samea school

Алиби для учителя ас-Сами': документ из школы

Человек в тюрбане отметил, что молодые люди были морально готовы к казни, и он спросил их об их последнем желании. Санкис и Сами‘ попросили о возможности помолиться и о том, чтобы от руки написать о своей последней воле. Человек в тюрбане принес им бумагу и ручки.

Мученически павший учитель Аббас [Сами‘] – так называла его мать – попросил о том, чтобы увидеть родителей и попрощаться с ними, но его просьба была отклонена.

Мушайма‘ не мог написать о своих последних желаниях. Мужчина, которому было за 40, не умел писать, поэтому «шейх» в тюрбане записал сказанное им, а Мушайма‘ оставалось надеяться, что его просьбы дойдут до его родителей, братьев и сестер.

Однако семьи мучеников так и не получили ни этих писем, ни личных вещей своих казненных детей. Никто так и не узнал, что написали Сами‘ и Санкис, и что Мушайма‘ сказал перед тем, как их всех казнили. Вплоть до сегодняшнего дня близкие лишь пересказывают то, что говорили им их дети: «Если народ хочет одержать победу, он должен выступить против угнетателя и принести в жертву то, что есть в его распоряжении. Ни одно право не может быть обретено без жертв, и нация не может быть сформирована без жертв».

Исраа аль-Фасс

mihwar.ru