Иордания впадает в радикализм

Премьер Иордании Хани Мульки вчера приступил к формированию нового правительства страны — по итогам прошедших 20 сентября парламентских выборов. Впервые с 2007 года в них приняли участие исламисты — в лице "Фронта исламского действия" (ФИД), которому удалось получить 16 мест из 130. Это и стало главной интригой всей избирательной кампании, поскольку именно ФИД остается в королевстве основной оппозиционной силой. По мнению опрошенных "Ъ" экспертов, хотя вопрос прихода к власти в Иордании исламистов пока не стоит, благодаря растущей популярности они способны потеснить лояльные к королю Абдалле II партии и попытаться навязать светскому режиму свою политическую волю.

Три пули за "оскорбление ислама"

Очередным подтверждением того, что в Иордании активизировались исламские радикалы, стала гибель в минувшее воскресенье известного писателя христианина Нахида Хаттара. Убийцу, стрелявшего три раза, удалось арестовать. Расправа произошла на пороге здания суда в Аммане, где 56-летний литератор должен был ответить по делу об оскорблении религиозных чувств мусульман. К разбирательству привела опубликованная им в соцсети карикатура с подписью "В раю", на которой бородатый мужчина, лежа в постели с двумя женщинами, просит Аллаха принести ему вина. Нахид Хаттар объяснял, что не собирался посягать на божественный образ, а лишь попытался высмеять отношение боевиков "Исламского государства" (ИГ, запрещено в РФ) к религии.

Ответственность за кровь Нахида Хаттара его брат Маджид возложил на главу МВД и других министров. Пресс-атташе правительства Мохаммед Момани назвал это убийство "ужасным преступлением", пообещав: те, кто пытается разжечь ненависть в обществе такими действиями, встретят "железный кулак" государства. Между тем за последнее время Нахид Хаттар, по словам его родственников, получил через Facebook более ста сообщений с угрозами. Несколько раз ему звонили неизвестные, обещая уничтожить, "если правосудие не свершится".

Для властей Иордании эта история, связанная с проявлением экстремизма, далеко не первый тревожный звонок. В июне в результате теракта в лагере палестинских беженцев Аль-Бакка на западе страны погибли три сотрудника спецслужб и два правительственных чиновника. В ноябре 2015 года иорданский военнослужащий, открыв стрельбу в тренировочном лагере близ Аммана, убил двух американских военных инструкторов и одного гражданина ЮАР.

Мишень для радикалов

До последнего времени Иордания считалась одним из самых стабильных государств Ближнего Востока, однако руководство страны опасается, что разрастание сирийского кризиса, наплыв беженцев и проблемы в экономике (30-процентная безработица, по неофициальным данным) могут рано или поздно изменить статус-кво. Королевство входит в коалицию из 65 стран, которая борется с ИГ в Сирии и Ираке, а значит, становится "законной мишенью" в глазах исламских радикалов.

Во внутренней политике давление на иорданские власти со стороны исламистов тоже усиливается. Примером стали итоги выборов в нижнюю палату Национального собрания, состоявшихся 20 сентября. Всего в 130-местный парламент баллотировались 1252 кандидата — в большинстве своем независимых, представлявших местные племена. Среди 39 партий преобладали центристы, арабские националисты и левые. Их требования носили преимущественно социально-экономический характер: защита прав работников, борьба с коррупцией и безработицей.

При этом наибольшее внимание было привлечено к "Фронту исламского действия", политическому крылу иорданского филиала "Братьев-мусульман". Приняв участие в выборах впервые с 2007 года, "Фронт" получил 16 мандатов. "Исламисты не отказались от идеи провести политическую реформу, в результате которой премьер будет назначаться парламентом, а не королем",— считает директор исследовательского центра "Аль-Кудс" в Аммане Ораиб аль-Рантави.

ФИД с 1990-х годов стабильно имел 20 мест в Палате депутатов. Всеобщие выборы в 2010 и 2013 годах радикалы бойкотировали, а итоги выборов 2007 года отказались признать. С началом "арабской весны" исламисты стали организовывать уличные демонстрации, пытаясь оказать давление на правительство. В 2014 году ФИД был лишен лицензии на основе нового закона о партиях, однако спустя год вернулся на политическую сцену. При этом лидеры фронта не демонстрировали намерения сменить режим или сделать ставку на нелегальные, вооруженные методы борьбы. В рядах ФИД заметную роль играют пропалестинские элементы, поддерживающие тесные связи с радикальным движением "Хамас". По неофициальным данным, до 60% населения Иордании составляют палестинцы. Эта часть общества никогда не считалась абсолютно лояльной к правящей династии: она традиционно более политизирована и считается основой электората ФИД.

""Фронт исламского действия" решил участвовать в выборах, чтобы вновь заявить о себе,— сказала "Ъ" советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.— Группировка сейчас далеко не в лучшем состоянии. Особенно после того, как родственные ей "Братья-мусульмане" лишились власти в соседнем Египте в результате военного переворота".

По словам госпожи Супониной, сейчас в Иордании исламисты пользуются популярностью, хотя некоторые их лозунги весьма экзотические. "Например, один кандидат в депутаты призывал электорат вместе освобождать Андалусию (южная область Испании, которая вплоть до 1492 года входила в состав различных мусульманских государств.— "Ъ"). С одной стороны, это говорит о политической незрелости выдвиженцев от исламистов, но с другой стороны, именно такие призывы могут вызвать отклик в массах. Вообще, популизм был и остается визитной карточкой "Братьев-мусульман"",— говорит "Ъ" эксперт.

Георгий Степанов

Комемерсант