Имам Хаменеи: кто опирается на Запад, потеряли разум

На прошлой неделе несомненным приоритетом в новостных выпусках иранских СМИ был вопрос Палестины. В последнюю пятницу священного месяца Рамазан по инициативе основателя Исламской Республики имама Хомейни в Иране ежегодно отмечается «Всемирный день Кудса». Не только иранцы, а весь исламский мир, отмечая этот день, демонстрирует солидарность с палестинским народом. В иранском руководстве убеждены, что сегодня оккупация Израилем палестинских территорий является главной проблемой региона на пути установления мира и безопасности, а Соединенные Штаты пытаются отодвинуть палестинский вопрос на обочину, игнорируют права палестинцев,  взяв под защиту интересы еврейского государства. Иран в ответ стремится к тому  «чтобы США не вмешивались в дела региона и отсутствовали в нём». Руководитель и духовный лидер Ирана имам Али Хаменеи  на состоявшейся 3 июля в Тегеране встрече со студентами заявил, что «те, кто убеждены в том, что для своего развития Ирану нужно опираться на Запад, совсем потеряли разум. Я считаю своим моральным и религиозным долгом сопротивляться этому и буду делать это до последнего вздоха»

 Иран – Израиль: без перспектив к примирению

Любая страна, которая встает на защиту прав палестинцев и осуждает сионистский режим, автоматически становится противником Америки. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ирано-израильская конфронтация остается одним из непреодолимых препятствий на пути нормализации отношений Ирана с США. Для того чтобы отвлечь внимание мировой общественности от палестинского вопроса, западные государства  во главе с Америкой запустили на арену Ближнего Востока массу других проблем. Стремление Ирана отстаивать свои взгляды на их решение, иранское видение путей выхода из кризисных ситуаций в регионе воспринимаются США как аргументы для сохранения с Тегераном враждебных отношений и обвинений иранского руководства в антиамериканизме. Вашингтон не устраивает позиция ИРИ ни в Ливане, ни в Сирии, ни в Палестине в виду наличия «израильского фактора».

После победы Исламской революции в Иране Тегеран разорвал отношения с Израилем, выслал из страны израильских дипломатов, технических и военных специалистов, а также экспертов по культурному и идеологическому сотрудничеству. В октябре 1979 года. имам Хомейни объявил «священную войну» Израилю и призвал все другие исламские страны поддержать его призыв. Такая жесткая линия основателя ИРИ по отношению к Израилю не стала неожиданностью, в своих проповедях и выступления он неоднократно относил евреев к основным врагам ислама, обвиняя израильское руководство в стремлении «разрушить ислам и создать всемирное еврейское правительство». Разрыв с Ираном стал для Израиля шоком.

Напомним, что при последнем шахе у стран были достаточно тесные отношения, их объединяла дружба с американцами и сотрудничество с Западом в целом. Кроме того, обе страны быстро развивались в экономическом плане, отдавая предпочтение капиталистическому пути развития, выступали против коммунистических режимов. Наконец, эти государства представляли серьезную военную силу в регионе Ближнего и Среднего Востока, создавая весомый перевес арабскому миру. В этом им помогали США, поставляя самое современное и мощное оружие. Палестинская проблема добрые отношения персов и евреев не портила. Монархия Пехлеви поддерживала позицию о «законных правах палестинского народа», что подразумевало самоопределение палестинского народа, однако шахская дипломатия какой-либо самостоятельности, затрагивающей интересы Израиля, не проявляла, действуя на этом направлении строго в рамках резолюций ООН. Палестинская проблема и тогда была реальностью, которую нельзя было игнорировать.

У Исламской Республики такая позиция есть. Иранское руководство отвергает все варианты урегулирования палестинского кризиса с участием Израиля лишь потому, что не признает правомерность существования еврейского государства. Лидеры Ирана и эти дни «Кодс» нередко прибегали к жёстким формулировкам по отношению к Тель-Авиву, демонстранты скандировали лозунг «Смерть Израилю», однако от призывов к его уничтожению официальные лица воздерживались. Риторика войны с Израилем сейчас не так актуальна, а в какой-то степени и вредна для новой иранской дипломатии, работающей над имиджем постсанкционного активного и разумного партнера в международных делах, особенно в ближневосточном регионе. Президент Роухани в Тегеране в ходе марша по случаю Всемирного дня Кудса сказал: «Палестинский народ никогда не останется в одиночестве. Благодаря помощи свободолюбивых народов, в том числе иранского народа, Сопротивление одержит победу». Как видно, Иран от поддержки палестинцев не отказывается и остается непримиримым противником Тель-Авива.

Это, прежде всего, относится к проблеме Ливана. Израиль и Иран активно влияют на внутренние дела в этой стране: Иран на стороне мусульман – шиитов, Израиль на стороне христианских группировок, придерживающихся курса на развитие связей с США и Западом. При этом ИРИ стремится увидеть Ливан исламской республикой, Израиль, поддерживая христиан, рассчитывает, что таким образом Ливан может стать прозападным государством, которое не будет создавать угрозы его безопасности. Если рассматривать ирано-израильское противостояние в Ливане, то сегодня на первый план выходит поддержка Тегераном ливанской партии Хезболла.

США и западные страны намереваются создать препятствия в вопросе отмены санкций. Одним из американских трюков, как считает глава иранского парламента Лариджани, является сохранение экономического давления на Исламскую Республику «под предлогом борьбы с терроризмом и выдвижения новых санкций». Лариджани заявил, что вопрос оказания давления на Хезболлу является непростым, потому что США прекрасно знают, что эта партия представляет собой антитеррористическое течение, но для давления на Исламскую Республику, Вашингтон включил Хезболлу в список террористических организаций. Понятно, что это нужно в целях частичного сохранения санкционного режима для Ирана. На этом настаивает Тель-Авив, который, впрочем, и палестинские национальные движения рассматривает в качестве террористических организаций. Иран же наоборот продолжит поддерживать Палестину.

Иран возвращает свое влияние в Палестине

Руководители Ирана не устают подчеркивать, что переговоры с Западом касались ядерного вопроса, и ничего иного. Никаких других уравнений не было, так заявил  генерал Касем Сулеймани на встрече с делегацией Движения исламского сопротивления Палестины (ХАМАС). На этой встрече генерал Сулеймани почеркнул: «Мы даже не согласились на рассмотрение двусторонних связей с Америкой. Несмотря на существующие потребности, мы не обсуждали с ними другие темы. Я уверяю вас, если они даже в десять раз усилили бы свое давление и свои санкции против нас, они не добились бы ни малейшей уступки с нашей стороны в палестинском вопросе».

Напомним, что важнейшим показателем укрепления международных позиций Ирана после ядерной сделки стало восстановление его отношений с палестинским национальным движением. Связи с ХАМАС и организацией «Исламский джихад Палестины» были частично разорваны после того, как в гражданской войне в Сирии палестинцы выступили против Башара Асада. Кроме того, не будем забывать и о том, что в руководстве ХАМАС доминировала группировка, ориентированная на Катар. Фактический глава организации Халед Машаль долгое время жил в Катаре, имел свою резиденцию в Дохе, тесно сотрудничал с катарскими властями. ХАМАС последние годы дрейфовал в сторону и других суннитских центров силы в мусульманском мире, к примеру, Турции и  Египта.

Сегодня руководство ХАМАС, похоже, прозрело и  прекрасно понимает, что эффективную помощь палестинской интифаде может оказать только Тегеран. Ни Каир, ни Анкара помогать вооруженному восстанию не станут. Расчетом на помощь «Братьев-мусульман»,  взявших тогда Египет под свой контроль, после военного переворота и прихода к власти в этой стране военных, уже не актуален. Политическая доктрина ХАМАС намного ближе к идеям, воплощенным исламской революцией в Иране, нежели светскому национализму египетского президента Абдель Фатха ас-Сиси, загнавшего «Братьев-мусульман» в подполье. Решение Анкары нормализовать отношения с Израилем также говорит о безнадежности в ожидании  турецкой помощи палестинскому движению сопротивления. Одним словом, замысел оторвать ХАМАС от Ирана больше не работает, время сложных отношений проходит, палестинцы надеются, что Тегеран возобновит с ними полноценное сотрудничество.

Это вполне реально. Иранский лидер имам Хаменеи  постоянно подчеркивает, что Исламская республика, как и прежде, будет оказывать всевозможную помощь и поддержку своим ближневосточным союзникам, среди которых он назвал Сирию, Ирак, Йемен и Палестину. В отношении иранской поддержки палестинцев всегда были вопросы, здесь шиитский Иран сотрудничает, по сути, с суннитским движением, казалось бы, незаинтересованным стать «наконечником» стратегического копья иранцев. Этот союз логичен и устраивает обе стороны. Здесь опять уместно сослаться на позицию генерала Сулеймани, заявившего по поводу солидарности Ирана с Палестиной: «Порой наша поддержка уменьшалась, но это было связано с экономическими факторами и финансовыми трудностями, а не с изменой политической позиции Исламской Республики Иран в отношении Палестины. Наши принципы не меняются. Мы по-прежнему твердо уверены в важности палестинского вопроса».

 Саудовская Аравия против союза ХАМАС с Тегераном

Саудовская Аравия бойкотировала ХАМАС с 2012 года. Это было вызвано тем, что король Абдалла считал всемирную организацию «Братья-Мусульмане», от которой отпочковался ХАМАС, главной угрозой внутренней безопасности королевства. Однако сегодня отношение к ХАМАС изменилось, саудовцы стремятся блокировать проникновение Ирана в Палестину. Новый король КСА Салман принял решение о привлечении палестинцев к суннитской коалиции, задача которой будет противостоять распространению иранского влияния. Эр-Рияд даже допускает, что вооруженную силу ХАМАС можно будет применить против Хезболлы в Ливане. По крайней мере, саудовские власти отправили в ХАМАС специальное послание, в котором отмечается, что Эр-Рияд не рассматривает палестинское движение в качестве составной части «Братьев-мусульман», а потому не считает его террористическим. По сути, это предложение к сотрудничеству.

Действительно, отношения между палестинским движением и саудовскими властями улучшаются, тем не менее, речь о ключевом влиянии Саудовской Аравии на Палестину не идет. Есть лишь стремление Эр-Рияда играть большую роль на палестинской арене, в частности, стать посредником во внутреннем палестинском примирении, а также поучаствовать в восстановлении сектора Газа. Создать серьезную конкуренцию Ирану у королевства не получается. Саудовцы начинали действовать в Палестине через Халеда Машаля, формально занимающего самую высокую позицию в иерархии ХАМАС, однако в организации существует, по меньшей мере, три или даже четыре борющиеся между собой за власть фракции, неподконтрольные единому руководству ХАМАС.

Помимо Халеда Машаля, являющегося идеологическим лидером и своего рода связующим звеном с международной сетью «Братьев-мусульман», есть ещё политическое руководство сектора Газа во главе с Исмаилом Ханией и военное крыло, которым управляет Махмуд аз-Захар. В отличие от Машаля, руководители боевой части ХАМАС, как и представители «Исламского джихада»,  поддерживают давние связи с Ираном, поставлявшим им оружие, и потому они последовательно выступали против участия в вооруженной борьбе с Башаром Асадом, а сегодня инициируют восстановление военной и финансовой помощи из Тегерана. Именно в Иране, а не у богатой Саудовской Аравии,  ХАМАС надеется получить необходимые средства для восстановления военной мощи, значительно уничтоженной израильской армией.

Для израильской безопасности ирано-палестинский военный союз намного опаснее саудовского заигрывания с Палестиной. ХАМАС, как и иранское руководство, не признает права Израиля на существование. Тель-Авиву при таком сценарии рассчитывать на мир с исламскими организациями Палестины не приходится, в лучшем случае речь может идти лишь о временном перемирии, сохранение которого будет во многом зависеть от дальнейших действий Тегерана, а не от иллюзорной оттепели в отношениях с ХАМАС саудовской семьи. Тем более что на создание новых отношений ХАМАС и Иран настроены серьезно.

Напомним, что в 2015 году власти Саудовской Аравии требовали от лидеров ХАМАС заключить с Израилем долгосрочное соглашение о прекращении огня и выполнять его условия, как можно более тщательно. По сути дела ХАМАС вынудили сдаться. Его военное руководство пыталось спорить со своими политиками, убеждали их в необходимости разорвать отношения с Саудовской Аравией, перейти на сторону Ирана и продолжить сопротивление. Но с ними не согласились. Сегодня для палестинского движения сопротивления ошибочность позиции на сотрудничество с Эр-Риядом очевидна. Как и ясно то, что королевство в силу своей стратегической зависимости от американской администрации в отличие от ИРИ претендовать на независимый подход по палестинской проблеме не в состоянии.

 *******

Палестинцы высоко оценивают роль Ирана в деле поддержки палестинского вопроса на всех международных форумах. Иранское руководство справедливо полагает, что Палестинская проблема нуждается в новых механизмах, в новых инструментах и в новом мышлении и в нахождении  новых путей для ее решения. Иранский народ, приняв участие на церемониях Дня Кодса, которые прошли в 850 городах страны, еще раз  показал всему миру, что Иран не станет принимать двойственную политику США и Запада на Ближнем Востоке, в том числе в решении палестинской проблемы. Попытки союзников Израиля воспользоваться существующими разногласиями между суннитами и шиитами с целью отвлечения внимания от палестино-израильского конфликта опять оказались неудачными. Исламская Республика остается на стороне палестинского движения сопротивления и призывает к этому весь мусульманский мир.

iran.ru